РУ | EN
Исследовательский проект «Пещеры – источники Крыма». Майская экспедиция 2010 г.

Для засушливого горного Крыма вода – важнейший стратегический ресурс. Особенно чистая ключевая вода, пригодная для питья. Неудивительно, что к карстовым источникам у крымчан отношение благоговейное: их охраняют, их наделяют целебными свойствами, к ним совершают «паломничество» по узким горным тропкам. Считается, что купание в «ваннах молодости» возвращает здоровье и карсоту. Сложно описать словами чувство, которое испытываешь, когда видишь, как среди замшелых скал рождается говорливая река.

Но здесь, у истоков, мало кто задумывается о том, что, прежде чем пробиться на поверхность свежим звенящим ключом, эта вода прошла десятки и сотни километров во мраке подземных галерей. Она просачивалась по щелям, конденсировалась на стенах подземных полостей, редкой капелью стекала в ручейки, ручьи, реки, и, наконец, собиралась со всего плато в единый подземный коллектор.

Ряд таких вот карстовых источников, расположенных на восточных склонах Долгоруковской яйлы, в долине рек Бурульчи и Улу-Узень (ущелье Хапхал), и стал объектом нашего очередного исследования.

В июне 2010 года состоялась очередная экспедиция Украинской Спелеологической Ассоциации и Московского Центра Русского Географического общества в рамках совместного проекта «Обводненные пещеры Крыма». В экспедиции принимали участие спелеологи из Крыма, Харькова, Киева, Днепропетровска и Москвы. Общую координацию осуществлял президент Украинской спелеологической ассоциации Г.Самохин (Симферополь).

***

В долине реки Бурульча находятся два из пяти крупных карстовых источников массива, с расходом воды более 10 л/с – это источники в верховьях урочища Васильки и источник Крестовый. Источник Крестовый является орографически левым притоком реки Бурульча. Вода выходит из крупноглыбового навала тремя рукавами (два из них работают только в паводок).

В начале мая спелеологами из Крымского горно-спелеологического клуба была открыта и исследована пещера Крестовая протяженностью 450м, вход в которую расположен примерно в 100 метрах от русла Бурульчи, в точке паводкового выхода воды одного из рукавов источника.

Спустившись во входную воронку и далее по крупноглыбовому завалу на 7 метров, оказываешься в относительно широкой и местами обводненной галерее. Отличительной особенностью этой части пещеры является огромное количество крупных комаров, которые при появлении спелеологов начинают нервничать и поднимаются в воздух, начисто блокируя верхние дыхательные пути всем проползающим мимо.

Далее, примерно через 100 метров, начинается первый сифон S1 (75/-3) (в скобках указаны длина и глубина сифона), затем еще 110 метров сухого перехода, второй сифон S2 (45/-1), небольшой сухой участок протяженностью около 30 метров и третий сифон S3 (5/-1), разделяющийся на два хода. Левый, расположенный по основному водотоку, заканчивается непроходимой узостью, а правый выходит в большой обвальный зал.

К сожалению, в этот раз особо выдающихся результатов на Крестовом достичь не удалось. Было сделано два погружения в третий сифон пещеры (подводники Г. Самохин, Л. Гомарева, Ф. Спильный), сделана топосъемка засифонного зала, предпринята попытка спуска третьего сифона.

Привязать восходящий колодец к поверхности также не удалось: местность в районе потенциального верхнего входа в Крестовую представляет собой относительно ровный задернованный склон, достаточно круто спускающийся к балке, дно которой завалено крупными глыбами. Возможно, в ближайшее время будет предпринята попытка «прозвонить» колодец с помощью радиомаячков.

Исследования будут продолжены.

Еще одним объектом наших исследований стал карстовый источник, расположенный на 500 метров выше по Бурульче, непосредственно в русле реки. Выход воды хорошо заметен во время межени: фактически, Бурульча начинается с этого места, выше русло сухое. Измерения минерализации воды, проведенные симферопольскими спелеологами, однозначно показали на карстовое происхождение данного источника.

Немного выше по течению Бурульчи, в балке Ярма-Чокрак, находится пещера Кара-коба  (что переводится с татарского как «Черная пещера») протяженностью 230 м. Вход в пещеру расположен в стенке живописного цирка. В паводок пещера работает как источник.

Ходы пещеры представляют собой сифонные каналы, проработанные по трещинам. Пещера очень узкая. Метрах в 120 от входа основной ход разделяется на две ветки, которые вскоре заканчиваются  сифонами со слабопроточной водой. Сифоны были обследованы подводниками С. Ляховцом и Л. Гомаревой.

Первый из сифонов через 3 метра закончился непроходимой щелью, а во втором Сергею Ляховцу удалось пронырнуть 20-ти метровый сифон и всплыть в небольшую камеру, из которой перпендикулярно друг другу уходили три узких меандра. На следующий день было совершено второе погружение и сделана топосъемка пройденного участка, однако сколько-нибудь значительного расширения ни там, ни там не просматривается. Возможно, более разумным было бы попытаться провести раскопки непосредственно над местом выхода воды в русле Бурульчи.

Еще один крупный источник расположен примерно пятью километрами ниже по течению Бурульчи, в Васильковой балке, где также известна небольшая пещера.

Вход в пещеру Васильковая, также как и в Крестовую, расположен в верхней точке паводкового выхода воды. Пещера протяженностью около 50 метров заканчивается небольшим залом с сифонным озером со слабопроточной водой, над которым различим замытый меандр второго этажа.

Крымский спелеолог Корнысь Хорхе-Мигель неоднократно предпринимал попытки обойти сифон верхом, при этом отработку в процессе раскопок сбрасывал в сифонное озеро.

Нашей задачей (С. Ляховец, Л. Гомарева) было оценить степень проходимости сифона и попытаться в него нырнуть.

Вход в сифон представляет собой неширокую щель в дне озера, наполовину заваленную глыбами. После расчистки сифонный ход обследовали на задержке дыхания: вниз уходит крутонаклонная щель в монолите, строго по габариту человека. Затем нырнул Сергей Ляховец, держа баллон перед собой на вытянутых руках - очень узкий ход идет вниз и немного в сторону, потенциальных расширений не заметно. В сумме удалось пройти метра 3-4.

Общее впечатление от сифона – очень узко, человек без снаряжения проходит без проблем, а вот баллоны уже девать некуда. Очень может быть, что вторые этажи пещеры более перспективны.

После трех неудач мы совсем было взгрустнули, но у нас оставалась «в заначке» еще одна пещера-источник – пещера «Джур-Джур». Она расположена в ущелье Хапхал, примерно на 300 метров выше знаменитого водопада Джур-Джур, и является орографически правым притоком реки Улу-Узень.

Про нее нам было известно очень немного:

- во-первых, что она есть,

- и, во-вторых - что там когда-то нырял знаменитый спелеоподводник Владимир Киселев.

Первый раз в эту пещеру мы попали в мае 2005 года, в последний день аналогичной экспедиции по пещерам-источникам Крыма. Мы много времени потратили на поиски входа, кроме того, в это время был сильный паводок, и в пещере было много воды. Проходимая без акваланга протяженность пещеры была тогда около 400 метров, и заканчивалась она сифоном, в который уходил ходовик.

Работу в этом районе несколько осложняет то, что ущелье Хапхал имеет статус государственного гидрологического заказника, и на входе в ущелье суровые люди в камуфляже собирают со всех проходящих по 20 гривен. Впрочем, после непродолжительной беседы и предъявления бумаг из Симферопольского Таврического университета и МЦ РГО нам пошли навстречу и по вышеуказанной цене выдали «абонемент» на весь срок пребывания.

Поиски входа опять заняли достаточно много времени, поскольку свидетели, посещавшие пещеру в 2005 году, как водится, разошлись в показаниях. В процессе поисков метров на 200 выше обнаружили еще одно русло паводкового водотока, причем в месте выхода воды ощутимо дуло, но необходимо расширить проход. Мы взяли GPS-координаты входа в потенциальную новую пещеру, с тем, чтобы вернуться сюда в будущем.

В первом выходе в пещеру Джур-Джур принимали участие Г. Самохин, С. Ляховец и Л. Гомарева. На этот раз пещера оказалась абсолютно сухая. Ходы пещеры представляют собой ярко выраженные сифонные каналы, проработанные по трещинам, на стенах и потолке - свежие веточки/листочки. Очевидно, что в паводок пещера работает как верхний выход воды. Кстати, метрах в 200 от входа мы обнаружили чьи-то паводковые ловушки, похоже, выставленные с целью определить уровень подъема воды. Ловушки были полные.

Метрах в 400 от входа мы увидели закрепленный ходовик (телефонный провод протяженностью где-то 40-50 метров), уходящий в абсолютно сухой ход. Гена припомнил, что вроде слышал от В.Н. Дублянского о том, что в том месте, где В.Киселев нырял, в межень можно пройти пешком. За сифоном было еще метров 100 сухих ходов. Затем появилась вода, и пейзаж стал откровенно напоминать Кавказ: красивые обводненные трубы, уступы, водобойные ямы... Кое-где параллельно шли сразу несколько ходов, соединенных промытыми водой «окнами» - этакий карстовый «сыр». Ход заканчивался красивым широким сифоном, в который опять-таки уходила телефонка Киселева.

Первое погружение делала Л. Гомарева, проставляя новый ходовик (во-первых, из соображений безопасности - мы не знали, в каком состоянии ходовик Киселева, а во-вторых - чтобы измерить протяженность сифона).

Через 65 метров новый ходовик кончился, а еще метров через пять кончилась старый, проставленный Владимиром Киселевым. От его точки закрепления было размотано 35 метров 1,5 мм линя с сейфети-катушки (который впоследствии был снят), однако всплытия не было, сифон продолжался.

На следующий день Г. Самохиным в продолжение к 65 метрам нового ходовика было проставлено еще 85м. Максимальная глубина сифона 13,8 метров, средняя – 6-8 метров.  На 150 метре основной ход закончился непроходимой узостью.

Работы в пещере-источнике Джур-Джур будут продолжены: в сифоне довольно много боковых ходов, и есть неплохой шанс обнаружить обход узости.

***

Горный Крым прекрасен в любое время года, но особенно – весной и в начале лета, когда на каменистых плато распускаются сотни ярких цветов. Один из таких чудо-цветиков - аронник.

Небольшие темно-фиолетовые перышки, то здесь, то там торчащие из травы, легко не заметить, но вы всегда совершенно точно узнаете об их присутствии по весьма специфическому запаху. Дело в том, что растение это опыляется мухами, и чтобы привлечь внимание насекомых, аронник весьма точно имитирует запах экскрементов. Так что если во время прогулки по живописным склонам вдруг повеяло чем-то родным и знакомым – не удивляйтесь, это цветет аронник.

Еще одно примечательное растение Крыма – ясенец, она же неопалимая купина. Дело в том, что во время цветения ясенец активно выделяет эфирные масла. В тихую и жаркую солнечную погоду испаряющиеся масла могут вспыхнуть от зажженной спички. Само растение при этом не пострадает.

Эти вещества очень опасны для человека. Клетки ясенца выделяют не просто эфирные масла, а вещества нарывного действия. В момент прикосновения человек ничего не чувствует (в этом главный подвох), но потом, часов через 12 кожа в месте прикосновения краснеет, покрывается волдырями и образуется серьезный химический ожог, который долго заживет и оставляет после себя безобразные рубцы.

Во время одной из неторопливых прогулок в одиночестве вдоль Бурульчи я наткнулась на поляну, заросшую очаровательными сиреневыми цветами на высоких стеблях, чем-то похожими на дикие орхидеи, и, естественно, стала ползать по зарослям с фотоаппаратом, выискивая наиболее эффектные ракурсы.

Каково же было мое удивление, когда вернувшись в Москву и набрав в яндексе «ясенец» я увидела на картинке те самые очаровательные цветочки…

Граждане, будьте бдительны с незнакомой флорой!

Любовь Гомарева

Русское географическое общество